Вторник Мухаррам 15 1440 | Вторник сентября 25 2018

Меня зовут Уильям, я живу в крупном городе на Среднем Западе США.

Я во многих отношениях типичный американец, как в плане профессиональной, так и личной жизни. Я занимаю должность начальника в крупном департаменте полиции, и большую часть жизни служил в армии либо в действующих силах, либо в запасе.

Я живу в пригороде с женой и ребенком, езжу за рулем пикапа и ношу ковбойские ботинки. Вовремя плачу по счетам, хорошо отношусь к соседям, и до обращения в Ислам я следовал своей религии как это положено.

Как я и сказал, моя жизнь была жизнью типичного американца. Я и не подозревал, что религиозные убеждения вырвут меня из привычного круга жизни, и что они в скором времени станут главном фактором моей жизни.

Мой путь к Исламу начался со знакомства и позднее дружбы с человеком по имени Насир. Я познакомился с Насиром по работе в конце 1980-х гг и был впечатлен его манерами и обращением со мной. Я знал совсем немного мусульман и в их обществе всегда чувствовал себя некомфортно, я не был уверен насчет того, как они ко мне отнесутся.

Помимо того, что у меня была внешность типичного ездящего на пикапе американского обывателя с дробовиком за плечом, я вдобавок ко всему еврей, и многим людям это не нравилось. Однако Насир относился ко всему спокойно, и в результате наша дружба стала набирать обороты. Благодаря Насиру я, наконец, приобрел первое настоящее восприятие Ислама и его последователей.

На протяжении многих лет я наблюдал за тем, как Насир ведет себя в разных ситуациях, и меня постоянно впечатляла его мудрость и терпение в трудных ситуациях или с проблемными людьми. Он всегда занимал верную позицию, даже если я бы на его месте отнесся к людям иначе. Когда я спрашивал его, почему он делает те или иные вещи, он начинал объяснять мне мудрость, заложенную в его поступках. Большая часть этой мудрости, как я понял позднее, была позаимствована из Корана, но он рассказывал мне обо всем этом не в манере переманивания в свою религию, а как будто учил ребенка вести себя как следует в этом мире.

До чтения Корана я часто восхищался тем, каким мудрым и знающим может быть человек! Теперь я понимаю, как мне повезло столкнуться с Исламом и мусульманами в таком позитивном ключе.

Зимой 2000 г. я начал серьезно интересоваться Исламом. Я читал Коран, но не мог до конца понять его. Несмотря на эти затруднения, у меня было чувство, что стоит продолжать изучение. Я много читал, но скорее с научной точки зрения, чем с духовной.

Вновь и вновь я пытался читать и понимать Коран, и снова я сталкивался с трудностями. Наконец, я попросил Насира помочь, но тут произошли события 11 сентября. Внезапно у меня появилось множество новых забот, и я на время отложил свои вопросы.

Будучи начальником полиции, я постоянно получал предупреждения о мнимых «исламских» угрозах, а как офицер запаса, я находился в кругу людей, воспринимающих Ислам как прямую угрозу, а мусульман – как потенциальных врагов.

Позже, летом 2004 г. то чувство в моей душе усилилось, и я обратился к Насиру за наставлениями. Он рассказал мне об основах своей веры, о происхождении Корана. Что еще более важно, он объяснил мне, как важен Ислам для его жизни не только как слово Божье, но и как практический образ жизни человека.

Насир и его брат Рияд принесли мне буклеты об Исламе с ответами на многие мои вопросы. Имея некоторые знания, я вновь попытался изучать Коран, и вдруг обнаружил, что он не только читабелен, но и весьма осмыслен! Чем больше я читал, тем больше восхищался.

Я осознал, что содержащуюся в Коране информацию Мухаммад никак и нигде не смог бы получить, если бы не был Пророком. Человеку с его происхождением и местом жительства было невозможно знать все эти вещи, их не мог знать никто из людей того времени. Я проверил даты многих современных «открытий», упомянутых в Коране, и был поражен. В Коране не только содержались сведения, опережающие время на несколько веков, но и некоторые вещи, которые были обнаружены наукой лишь в 20 веке!

Я убедился, что Мухаммад был действительно Пророком. Но все же передо мной стояла дилемма. Все, во что я верил, внезапно перевернулось вверх дном, и я был в растерянности. В ту ночь я молился о наставлении и понимании. Утром я проснулся с чувством прозрения. Все стало вдруг ясным и понятным. Я не узнал ничего нового, но вдруг сумел осознать все, что ранее прочитал. Я был счастлив и умиротворен, и в то утро произнес шахаду.

Я сообщил Насиру, и он привел меня в ближайшую мечеть на пятничную молитву. Насир поставил меня перед всеми, и я сказал собравшимся прихожанам причину своего прихода. Тогда Насир и имам помогли мне вновь произнести формулу единобожия на арабском.

 

Я по-прежнему остаюсь американским обывателем, ездящим на пикапе, но с единственной разницей – теперь я американский мусульманин. Я надеюсь, что однажды стану хорошим примером для окружающих, как когда-то Насир и Рияд были примерами для меня.

 

ansar.ru

 

 

 

Самое читаемое

Деяния - только...

Все мы знаем, что без...

Может ли благоразумный...

Если бы религиозность была глупостью,...

Что означает слово...

Религия, которую принес человечеству наш...

В РИУ хафизы...

В РИУ состоится Первый конкурс...

Арабские миллиардеры увеличили...

Арабские миллиардеры увеличили общее состояние...

Израильская полиция задерживает...

Полиция Израиля начала задерживать в...