Вторник Раби-уль-авваль 13 1440 | Вторник ноября 20 2018

Наверно, многих людей взволнует вопрос: что заставило православного священника принять ислам? Такой случай уже не первый, но у каждого человека свой путь к обретению веры в единственного Бога. Поэтому я немного рассажу о моем пути в Единобожие.



Родился я в нерелигиозной семье и, хотя и был крещен в детстве, долгое время не имел глубокого представления о религии. Первым делом мне случилось прочитать Евангелие от Иоанна, и оно меня очень сильно затронуло. Родственники сразу почувствовали перемену, которая произошла во мне. Не могу сказать, что в дальнейшем я искал веру, нет, я просто жил. Но религия сама находила меня. 

Среди знакомых мне попадались баптисты, даже кришнаиты. Многообразие религий удивляло меня, но я всегда подсознательно понимал, что Истина не может быть в нескольких местах сразу. В своей полноте она пребывает лишь в одном мировоззрении. 

Случилось мне познакомиться с неформалами города Курска: хиппи, панками, металлистами. Тогда я открыл для себя многих писателей и поэтов, меня удивила необычная музыка, но, с другой стороны, я с содроганием увидел в той среде искусственный «кайф», который пыталось поддерживать в себе молодое поколение с помощью алкоголя и наркотиков. Наркотики я никогда не употреблял, Бог упас. 

А вот многие мои тогдашние друзья сейчас спились или крепко сидят на игле. Кто-то уже, к сожалению, ушел из жизни.

Как-то ранним воскресным утром я переступил порог Воскресенско-Ильинского храма Курска и… остался там. На меня обратили внимание и сразу же предложили помогать в алтаре. Тогда я еще не совсем понимал многие вещи, но не хотел обижать священника. Вечером я вновь пришел в храм и потом в течение всего года почти не пропускал ни одной службы. 

Перед началом нового учебного года настоятель предложил мне поступить в семинарию. Я уже имел неплохую базу для поступления и согласился. Меня зачислили, и два с половиной года я проучился на очном отделении. Затем женился и перешел на заочное отделение. 

В декабре 2000 года митрополитом Курским и Рыльским Ювеналием я был рукоположен в сан дьякона, а в июле 2001 в сан священника. Сразу же меня назначили на должность настоятеля Покровского храма с. Крупец Рыльского района Курской области. Там я и прослужил два с половиной года. 

Свободное от богослужений время я проводил за чтением книг, в основном это были работы по библеистике, исследованию христианского священного писания. Внимательно изучая книги, я осознал, что многие вещи, которым нас учили в семинарии, не соответствуют истине. 

Так, например, одной из часто приводимых цитат в доказательство «троицы» было место из Первого послания Иоанна: «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух; и Сии три суть едино» (1 Иоан.5:7). Но сейчас, наверно, не найдешь современного серьезного богослова, который бы признавал достоверность этой цитаты. Вот что пишет по этому поводу известный библеист Брюс Мецгер в своем труде «Текстология Нового Завета»: 

«В числе критических замечаний в адрес издания Эразма (Роттердамского – прим. В.С.) наиболее серьезными можно считать замечания Стуники, одного из издателей Комплютенской многоязычной Библии Хименеса. Он указывает на отсутствие в издании Эразма заключительной главы Первого послания Иоанна, то есть того места, где апостол рассуждает о Святой Троице: "Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Снятый Дух; и сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле...". Эразм возразил, что ни в одной греческой рукописи он не обнаружил этих слов, хотя кроме двух основных рукописей в процессе подготовки текста изучил еще несколько документов. Эразм пообещал, что в том случае, если такая рукопись будет найдена, то в последующих изданиях он вставит так называемую Comma Johanneum. В конце концов такая рукопись нашлась (или, собственно, была подделана). По сведениям, которыми мы располагаем теперь, можно определить, что она была написана в Оксфорде около 1520 г. членом францисканского ордена по имени Фрой, взявшим этот отрывок из латинской Вульгаты. Эразм выполнил свое обещание и вставил отрывок в третье издание (1522), однако в примечании к нему выразил сомнение в подлинности данной рукописи».

Это лишь один из примеров, которых на самом деле в тексте Нового Завета множество. 

Так же меня сильно смущала личность апостола Павла. Как мог человек, основываясь лишь на своих видениях, утверждать многие вещи, о которых не знали сами апостолы, видевшие Иисуса. Мало того, многие утверждения Павла прямо противоположны словам Иисуса Христа и сопровождавших его учеников. Но когда я взял в руки книгу епископа Кассиана (Безобразова) «Христос и первое христианское поколение», все стало на свои места. Кассиан достаточно смело пишет о болезни Павла и прямо называет ее эпилепсией. Вот что он приводит в восьмой главе своей книги:

«Павел был роста ниже среднего с лысою головою, круглыми ногами, сросшимися бровями и большим носом. Мало того, что его наружность была невзрачная, Павел был совершенно больным человеком... В большинстве своих представителей, она (наука – В.С.) склоняется к тому, что ап. Павел имеет в виду болезнь, проявлявшуюся в припадках, которые приписывались влиянию сатаны и уничижали его перед людьми. Какая это была болезнь? Наука на этот вопрос не дала согласного ответа… Но совершенно ясно, что малярия, или глазная болезнь, или заикание менее отвечают образу 2 Кор.12, чем эпилепсия. Для древних эпилепсия приписывалась непосредственному воздействию злой силы. Конечно, и это понимание не может почитаться последним словом науки. Вопрос остается открытым. Тем не менее, представляется в высшей степени вероятным, что Павел был одержим тяжелой болезнью, которая постоянно давала о себе знать мучительными и удручающими припадками».

И вот в таких состояниях Павел, скорее всего, и получал откровения, передавая их в своих посланиях новообратившимся христианам из язычников. Сам Павел не был до конца уверен в своих видениях и частенько в них путался. Например, Лука в «Деяниях», большая часть которых написана со слов того же Павла, повествует о моменте обращения апостола в христианство. 

Он пишет: «Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь [сказал] ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя» (Деян. 9, 3-7). 

Но уже далее, Лука цитирует слова самого Павла, обращавшегося к иерусалимским иудеям: «Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Я отвечал: кто Ты, Господи? Он сказал мне: Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь. Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали» (Деян. 23, 7-9)

Здесь на лицо явное противоречие. В одном случае его спутники слышали голос, но никого не видели, в другом случае свет видели, но ничего не слышали. И это написано одним автором в одной книге, которую многие считают богодухновенной, то есть данной людям Сами Богом в качестве источника веры!

Что касается вопроса о воскресении Иисуса, то тут тоже при внимательном прочтении встречается множество ошибок и противоречий, как бы ни пытался Феофан Затворник и ему подобные свести их в единую «Евангельскую историю». 

Свидетельства четырех евангелистов разнятся: так Матфей, например, приводит такие слова Христа: «С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Мф. 16, 21). А вот у Иоанна можно найти следующее видение событий, связанных с воскресением Христа: «Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых» (Ин, 20, 6-9). Если эти две цитаты считать одинаково богодухновенными, то выходит, что Бог в Своем Откровении противоречит Сам Себе.

Кроме Библии я изучал вопросы, касающиеся возникновения и истории мировых религий. Прочитав книги многих независимых религиоведов (под «независимыми» я понимаю их вероисповедальную непричастность к христианству или к исламу), я так же стал приходить к выводам, что христианство как религия вобрало в себя множество учений других гораздо более ранних мировых мировоззрений. Приведу лишь некоторые моменты из своих ранних изысканий.

Христианство и Буддизм

Всем известны обстоятельства рождества Христа и первых сорока дней его жизни. Основные моменты я напомню:
1. Он родился от Святого Духа без земного отца.
2. Его рождение было, согласно православным тестам, безболезненным для Марии. Мало того, она осталась после этого девой.
3. Он родился в хлеву для скота и звери были одними из первых, кто увидел рождение Христа.
4. Перед и во время его рождения засияла неизвестная звезда, а с неба ангелы запели чудесную песню.
5. На сороковой день родители принесли Иисуса в иерусалимский храм, где старец Симеон взял его на руки. Ему было открыто Богом, что он не умрет, пока не увидит родившегося Мессию. После того, как он поднял Иисуса на руки, он произнес: Теперь ты отпускаешь меня, Владыка... (Лк. 2, 29-32)


А теперь рассмотрим некоторые детали рождения Будды. Чтобы не быть голословным, возьму книгу известного религиоведа Мирча Элиаде "История веры и религиозных идей". В 28-й главе "Будда и современники" как раз описываются детали первых дней Гаутамы.

1. Зачатие Будды было непорочным, бодхисатва проник в правый бок матери под видом белого слона.
2. Рождение было безболезненным для его матери Майи - в саду она спотыкается о дерево, слон выходит из ее бока и появляется мальчик.
3. Поклониться рождению Просвещенного пришли 12 животных
4. В момент рождения Будды был сильный свет с неба, оттуда падали цветы и играла прекрасная музыка.
5. Цитирую дословно: "Из Гималаев в Капилавасту прилетает по воздуху Асита, престарелый риши, чтобы взглянуть на новорожденного. Старец берет его на руки и, убедившись, что перед ним именно тот, кто станет Буддой, плачет: ему не дожить до того времени и не бывать последователем Будды".


(Для справки: Буддизм появился за 500 лет до христианства и к моменту возникновения последнего был уже сильно развитой религией с огромным количеством последователей).

Христианство и Митраизм

Еще одно подозрительное сходство христианства с другой, более ранней религией митраизмом. Приведу здесь выдержки из нескольких книг по истории религии.

Ни с одной религией древности христианство не вело такой упорной и тяжёлой борьбы, как с религией персидского бога Митры. Митраизм был самым грозным соперником христианства, но в то же время более, чем другие религии, был близок христианству, поскольку ни одна из восточных религий не содержит столько общих с ним черт.

Митра, как и Христос, - посредник между богом и людьми. Христос, Сын Божий, творит волю Бога, Отца Своего, пославшего Его на Землю. Так же и Митра, сын верховного бога Ахура-Мазды, творит его волю. И Митра, и Христос ведут борьбу со злом, оба они противники всякой несправедливости на Земле. Как Митра борется с Анхра-Майнью и его демонами, так же и Христос борется с сатаной и его слугами, которые будут побеждены окончательно лишь в последний день существования мира.
Совершив свои подвиги на Земле, возносится Митра на небо к своему отцу Ахура-Мазде. Так и Христос, исполнив на Земле волю Отца Своего и пострадав, возносится к Богу-Отцу, чтобы прийти на Землю в последний день мира.

Много общего в ритуалах христианства и митраизма. В культе Митры существовал особый обряд омовения, который способствовал очищению от греха вновь посвященного. Этот обряд сильно напоминает таинство крещения в христианстве, также очищающее от грехов.

Священная трапеза в митраизме имеет сходство с христианским таинством причащения. Священная трапеза в митраизме как бы повторяет пир Митры и его помощников. В христианстве таинство причащения творится как воспоминание о Тайной Вечере Христа и его близких учеников.
Учение о жречестве как посреднике между верующими и Митрой во многом сходно с учением о священнослужителях в христианстве. В митраизме жрецы были не только служителями культа. Они были хранителями мудрости, изучали медицину, астрологию, историю, исцеляли души. Жрецы исповедовали и отпускали грехи. Если верующий запятнал себя грехом, он шёл в храм к жрецу, который налагал на него то или иное наказание. Подобные черты присущи и христианству.

В митраизме важную роль играет стремление к духовной чистоте. Это стремление часто приводило последователей митраизма к аскетизму, связанному с соблюдением строжайших запретов, постов, целого ряда воздержаний. И это вполне оправданно, так как сам Митра - бог духовно-нравственной чистоты, праведности и справедливости. То же самое прослеживается и в христианстве.

Как и в христианстве, культ Митры требует праведной жизни от посвященных. Им предписываются как важнейшая добродетель правдивость, строгое соблюдение данного слова. Всё это, конечно, сближало культ Митры с христианством. Митраисты считали себя братьями, и между ними даже было в ходу обращение друг к другу "возлюбленный брат". Известно, что так же обращались друг к другу и христиане - братья во Христе. 

Наконец, и христианство, и митраизм считали праздничным днём воскресенье. А 25 декабря праздновали один из самых важных своих праздников: христиане - Рождество Христово, а митраисты - рождение своего непобедимого бога-солнца. В пику этому христиане стали так же называть Христа новым именем - Солнцем правды.
 

Еще одно сходство - в митраизме после инициации запечатлевали чело нового члена раскаленным железом. Христианские апологеты II-III вв. видели в этом подобие миропомазания. Кроме того, митраизм, появившийся задолго до рождения Христа, включал в себя веру в конец света, страшный суд и воскресение во плоти.

Естественно христиане ненавидели митраизм, как самого конкурентоспособного религиозного противника. Поэтому, после принятия христианством официального статуса государственной религии, оно жестоко расправляется со своим оппонентом. Так, для того, чтобы раз и навсегда осквернить митреум, применялась такая мера - жреца Митры казнили, а его труп зарывали прямо в святилище Митры. Этим оно осквернялось навсегда.

И здесь можно сколько угодно говорить о том, что «Бог приготавливал человечество к принятию истин христианства», что всяческие языческие «тримурти» и «треглавы» были лишь подготовкой человеческого разума для принятия «непостижимого учения о троице». Факты синкретизма налицо.

В то время я ставил себе эти вопросы и не находил на них ответа, продолжая служить священником и молясь перед престолом словами из Евангелия: «Верую, Господи, помоги моему неверию»
Чтобы разобраться со всеми этими вопросами, я решил продолжить свое образование и поступил учиться в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. 

Там я постарался умножить свои знания, но в течение трех последующих лет обучения противоречия только возникали. Сами преподаватели нам говорили о многих несоответствиях между текстом Библии и современным учением церкви. А один даже заявил, что в Библии нет учения о жизни души после смерти! Естественно, все эти вещи нам предлагали фильтровать и не выдавать полученные знания в беседах с простыми прихожанами. 

Параллельно я заочно поступил в Курский Госуниверситет на отделение религиоведения. Там я предполагал глубоко изучить все многообразие мировых религий. Но, к сожалению, и там основным направлением было православие, что не соответствовало предназначению факультета. Тут у меня появилась возможность путешествовать, и я решил свои поездки посвятить изучению мирового религиозного опыта.

Первая моя поездка получилась в Иран. Переступив границу Ирана, я сразу же поразился чистотой людей, их откровенностью и гостеприимством. Я нигде не видел пьяной праздношатающейся молодежи. Еще меня поразило то, что практически все те, с кем я встречался, исповедовали Ислам не поверхностно, лишь внешне считая себя мусульманами, но исполняли все предписания Корана, свою жизнь строили по нему. И в этом есть огромный пример для тех, кто сегодня считает себя христианином, лишь потому, что был крещен когда-то в детстве. 

Посетив многие священные исламские места, я стал читать Коран и глубже изучать историю возникновения ислама. После Ирана я побывал в Косово, где увидел другую не совсем приятную сторону мусульманской жизни, в которой разрушают православные храмы и убивают людей. Но при внимательном исследовании сербско-албанского конфликта я понял, что во всем этом религия не виновата. Ее использовали как средство, чтобы поссорить людей и получить власть над мелкими раздробленными государствами.

В январе этого года я участвовал в христианской конференции в Кении, а по ее окончании путешествовал по Африке. Там я так же столкнулся с мусульманами и все более и более проникался к ним симпатией. В это же время я не переставал изучать Коран и основы ислама. 

На Занзибаре со мной произошел такой случай. Прогуливаясь вечером по узким улочкам Стоунтауна, я встретил старика африканца, сидящего на пороге старой мечети. Я спросил его, где можно найти дешевое кафе, чтобы поужинать. Он встал и пошел показать мне хорошее место для трапезы и остался поужинать со мной.

За ужином старик спросил меня, чем я занимаюсь. Я ответил ему, что в данный момент сильно интересуюсь исламом. «А что ты будешь делать, когда изучишь ислам?», - спросил меня мой собеседник. «Буду изучать что-нибудь другое», - ответил я. Старик посмотрел мне прямо в глаза и сказал: «Я думаю, что ты примешь ислам». Тогда я не придал значения словам случайного знакомого, но именно в тот момент я впервые задумался о том, что могу стать мусульманином.

Вернувшись домой, я купил в книжном магазине много мусульманской литературы и стал внимательно ее изучать, продолжая и мои исследования по библеистике. И с каждым днем все более и более проникался исламом, искал его. 

Незадолго до принятия мною окончательного решения о принятии ислама, мне в руки попался DVD диск, на котором был записан межрелигиозный диспут между мусульманином Али Вячеславом Полосиным и православным священником Даниилом Сысоевым. Я внимательно просмотрел обе части полемики и еще раз убедился в аргументированной позиции мусульман. 

Конечно, священник Даниил Сысоев показал себя как хороший оратор, но так и не смог ответить на многие поставленные оппонентами вопросы, как и не смог объяснить всем присутствующим, как Безграничный и Невместимый Творец смог «стать», то есть воплотиться. 

Конечно, все вышеприведенные мною цитаты и ссылки не являются полными. Да и не одни они укрепили меня в моем решении. Так же как и не внешние признаки и обряды в исламе. Прежде всего, это личные отношения с Богом. И здесь, все умозаключения, всё внешнее отходит на второй план. Остаешься только ты и Бог. 

Последние дни моего служения в качестве священника были особенно трудными для меня. Практически окончательно убедившись в своем мировоззрении, я просто разрывался на части. Внимая словам родных и друзей, многие из которых знали о моих исканиях, я совершал литургию и просил Бога простить меня за мои сомнения и укрепить в Его Божественной истине. И такой момент наступил. В одночасье я понял, что больше не могу считать себя священнослужителем. Не могу оставаться внешним совершителем церковных таинств. И свое такое решение я считаю честным, так как вступать в сделку со своей совестью для меня неприемлемо.

Конечно, для священника тяжело отказаться от своей службы, от всего того, к чему привык. Я делился со своими собратьями-священниками своими мыслями, но они в основном, на все мои аргументы отвечали одним – не занимайся ерундой, подумай, сейчас тебя запретят, чем будешь кормить семью? А один прямо сказал, что боится со мной разговаривать, так как ему нечем ответить на все мои доводы.

Тем не менее, я окончательно решил порвать со своим служением в церкви и написал письмо архиепископу Курском Герману, где попросил почислить меня за штат епархии и освободить от всех занимаемых мною должностей (я был руководителем Молодежного отдела Курской епархии и преподавателем истории церкви в Курской Духовной семинарии). 

Вскоре я написал еще одно письмо, где объявил, что более не являюсь служителем и членом православной или любой другой христианской церкви. В Соборной мечети Москвы при нескольких свидетелях я произнес шахаду (свидетельство веры) и теперь являюсь мусульманином. 

Имея в церковной среде многих знакомых и друзей, я не хочу, чтобы они связали мой уход из христианства с нравственными пороками, бытующими в православной церкви. И поэтому сознательно не пишу всех тех негативных вещей, которые я увидел за годы моего пребывания там. 

Мой исход – это моя личная хиджра к заветам Бога единственного и милосердного. Но, конечно, я буду очень рад, если кто-то еще, воодушевившись моим примером, начнет изучать религию Единого Истинного Бога и сможет стать Его последователем. Как известно, в религии нет принуждения, и каждый сам должен избрать путь к Богу. Лично я свой окончательный религиозный выбор уже сделал.

Краткая биография:

Владислав Сергеевич Сохин родился в Курске. В 1998 по 2003 обучался в Курской Православной Духовной Семинарии, с 2003 по 2006 в Санкт-Петербургской Духовной Академии, с 2002 года в Курском Государственном Университете (отделение религиоведения). 

В 2000 году был посвящен в сан диакона Русской Православной Церкви, в 2001 году в сан священника. За время служения был членом Церковно-краеведческого отдела Курской епархии, последние два года возглавлял Молодежный отдел при епархии и являлся преподавателем Общей церковной истории в Курской духовной семинарии.


Женат, имеет троих детей.

 

 

 

Самое читаемое

Как типичный американец...

Меня зовут Уильям, я живу...

75000 британских женщин...

Три четверти британцев, которые стали...

Ислам в Бразилии

Согласно последней статистике, в Бразилии...

Мусульман в Испании...

Более полумиллиона жителей Испании исповедуют...

Единство мусульман и...

Если бы несколько лет назад...

В Болгарии проходит...

Под таким девизом проходит в...